Систем. деятельность   Кадры решают всё
Кадры решают всё

А.МАЛЮТА: "НУЖНЫ КАДРЫ, КОТОРЫЕ РЕШАЮТ ВСЁ"

 

«БИЗНЕС И ПОЛИТИКА», №4(17), ФЕВРАЛЬ 1999 г.

В смутные времена Конституция физически не реализуема как социальная технология

Наш гость – известный системолог, современный аналитик и футуролог, занимающийся широким спектром вопросов в области междисциплинарных исследований, в том числе таких, как геополитика, глобальные доктрины и концепции, проблематика выживания и развития человечества, наука XXI века и др., доктор философских наук, академик Международной академии информатизации – Александр Николаевич МАЛЮТА


– Что является основным в Ваших занятиях, на чем может базироваться столь широкий спектр крупномасштабных вопросов и проблем, каждая из которых сама по себе может потребовать для сво­его решения целой жизни?

– На уровень подобной проблематики я вышел не сразу, хотя интерес к таким вопросам естест­вен для любого интеллектуала, а интеллектуальной деятельностью в виде научной, исследовательской и преподавательской деятельности я занимаюсь уже около 30 лет, работая в системе государственной Академии наук, промышленных научно-исследова­тельских институтах, вузах и различных научных обществах.

Переходя от простого интереса к результатив­ной деятельности в области моделирования, анализа и прогнозирования сложных процессов и яв­лений, я вышел на уровень основной научной дея­тельности, когда мне удалось заложить основы принципиально новой методологии, позволяющей продуктивно решать подобные задачи.

Вкратце это выглядит так.

Допустим, есть сложная про­блема. Например, модели­рование биосферы, анализ экологической проблематики и так далее. Прежде чем ре­шать подобные задачи, про­изводится традиционный обзор литературы и изучаются уже имеющиеся результаты. Эти результаты обобщаются, на их основе формулируется проблема, находятся способы ее решения и т.д. – как обычно делается в любом классическом научном исследовании.

Я поступил так же. Но вот обзор по экологическо-биосферной проблеме уже привел к серьезно­му затруднению: если даже академик В. И. Вернад­ский не решил задачу систематизации в своей био­сферной тематике, то какая вероятность того, что я, рядовой и никому не известный начинающий научный работник (это было более 20 лет назад), справлюсь с такой задачей успешно, да еще и в ограниченные договором сроки?

Естественно, такая вероятность была близка к нулю. И не только для меня, но и для подавляю­щего числа (порядка 97%) научных работников. Хотя бы потому, что для решения таких задач надо было утверждать: академик В.И.Вернадский не сделал, а я - сделаю.

Такая постановка задачи при серьезном отно­шении к делу могла вызвать только смех и сомне­ние у подавляющего большинства специалистов. И это правильно: не могут все сразу быть умнее В.Вернадского, А.Эйнштейна, Д.Менделеева и других великих ученых, поставивших и не решив­ших целый ряд глобальных проблем и задач.

А решать приходится. И не потому, что просто хочется удовлетворить свой научный интерес, а в силу необходимости. Неизбежной, вынужденной необходимости: та же экологическая проблемати­ка сейчас требует неотложного решения целого ряда задач, носящих сложный междисциплинарный ха­рактер и существенно определяющих своими ре­шениями облик человека и общества XXI века.

Встает вопрос: а как их решать, если даже ве­ликие ученые не смогли сделать это? Один из ре­зультативных ответов: надо к среднему ученому добавить средства интеллектуальной поддержки, в совокупности с которыми он по своим возможнос­тям станет равным или соизмеримым с большими учеными.

Вопрос ясен. Ответ - тоже. Необходимо было создать такие средства. Мне удалось сделать это. С тех пор, используя эти средства, я всерьез ре­зультативно начал заниматься сложной проблема­тикой, которая при наличии интеллектуальных средств поддержки оказывается не такой уже слож­ной.

Пример по аналогии о значении средств под­держки. Слабый физически человек против супер­мена-каратиста, естественно, в прямом физическом поединке не устоит. Но если этот слабый чело­век берет в руки пистолет (или автомат), то он с рас­стояния 20 метров может победить человека любой физической силы одним движением указательного пальца. Такова сила оружия как средства поддерж­ки.

Естественно, что в науке речь идет об интеллекту­альных средствах поддержки или об интеллектуаль­ных усилителях.

– И Вам удалось создать такое интеллектуальное средство?

– Да. Это новая современная системная методо­логия третьего поколения, позволяющая решать за­дачи моделирования, анализа, синтеза, прогнози­рования в области междисциплинарных исследова­ний для объектов любой качественной разновиднос­ти, в том числе таких, как человек, общество, био­сфера, вселенная, микрокосмос, экономика, эколо­гия, геополитика и др.

Официальное название этого подхода – инвари­антное моделирование, которое предназначено для построения и анализа системных моделей практически любых объектов, различных по качеству.

Инвариантное моделирование ба­зируется на теории ГДС (гиперкомп­лексных динамических систем), ос­новные законы, принципы и симво­лические средства которой исполь­зуются для реализации задач и ба­зовых положений инвариантного моделирования
в теоретических и практических разработках.

Методологический статус инва­риантного моделирования в систе­ме научных знаний очень высок. Это средство философского уровня общности. Фактиче­ски – это Новый Универсум. Или, иначе говоря – свод фундаментальных законов и принципов, содержащих в себе важнейшие характеристики зарождения, су­ществования, развития и распада, которые являют­ся общими для всех известных сегодня процессов и явлений.

Однако это не набор базовых постулатов и прин­ципов из известных классических наук типа физики, математики, химии и т.д. Совершенно нет. Указан­ные частные науки ограничены в своих законах сво­ей предметной областью и теми условиями, при ко­торых эти законы можно применять даже в этих част­ных науках. Попытки прямого переноса законов од­ной науки в другую, из одной предметной облас­ти в другую, как правило, приво­дят к грубым ошибкам. Напри­мер, до сих пор значительное число физиков, в том числе и с академическими погонами, пыта­ются на основе второго закона тер­модинамики объяснять распады и другие вопросы в социуме.

Это грубейшая хрестоматийная методологическая ошибка, извест­ная еще с начала XX века, когда в физике дискути­ровался вопрос о тепловой смерти вселенной. Тем не менее эту ошибку делают и сейчас.

– Существуют ли подобные методы за рубежом?

– Пока нет. Хотя необходимость в их создании уже осознана во всех цивилизованных странах. Делают­ся попытки, описываются свойства, какими должен обладать подобный метод.

Но мы пока первые. И единственные. ”Голь на вы­думки хитра". В славянских странах, при нашей бед­ности и диких условиях существования, мы вынуж­дены были изощрять свой ум в поисках простых вы­ходов из сложных ситуаций. Это у нас генетическое и ситуационное. Вспомните "русский космизм". Яв­ление уникальное и именно наше. Нигде в мире та­кой концентрации людей, пригодных к генерации гло­бальных, всечеловечески значимых идей, больше нет. Это наша характерная черта и наш историчес­кий шанс. Особенно в эпоху великих кризисов.

– А что вы можете сказать по поводу современно­го кризиса в наших странах и о ближайших перспек­тивах?

– Наш кризис – это элемент мирового системного кризиса.

Идет новый передел мира. Пока негласный, но уже ясно зримый. Формируется новое геополитическое тело нового всечеловеческого организма, и идет рас­пределение функциональных ролей в этом организ­ме между государствами, регионами и народами мира.

Естественно, что сильные и развитые страны пре­тендуют на ведущие роли. Например, США не скры­вают своих намерений быть "головой" в новом мире третьего тысячелетия.

Но кроме головы, есть и необходимые для функ­ционирования организма другие органы и части тела.

При нашем положении нам на ведущие роли рас­считывать не приходится.

СССР мог и был таковым: одной из ведущих стран мира с обоснованными претензиями на ведущие роли.

То, что осталось, рассматриваемое отдельно, по частям, в лучшем случае годится на второстепенные роли, например, мышцы. Хотя при сохранении име­ющихся тенденций мы очень быстро перейдем из разряда потенциальных органов в новом геополити­ческом организме во вполне реальные отходы жиз­недеятельности такого организма. Ведь это тоже не­обходимо организму.

Любому. И кто-то будет выполнять эту роль. Так почему не мы? Во всяком случае весь мир не против. А мы всегда готовы служить. Вот и "едят" нас все, кому не лень, и превращают в сырьевой придаток, "пищу", которую этот новый геополитический орга­низм перерабатывает со всё растущим аппетитом. Мы привыкли кормить всех. Вот и кормим. Даже собой за неимением другого.

Если конкретно о кризисе на уровне мировом, то основной его чертой является кардинальная смена идеологических и экономических глобальных пара­дигм, серьезные проблемы в основных мировых ре­лигиях и активные поиски их решений. Мы накануне грандиозных глобальных изменений, которых в про­шедшие 2000 лет еще не было. Это вполне видно при системном анализе глобальных тенденций в миро­вом развитии.

Не вдаваясь в подробности, отмечу, что здесь си­стемный анализ на основе инвариантного моделиро­вания существенно совпадает с аллегорическими предсказаниями древних рукописей, основных рели­гиозных книг и даже ряда эзотерических предсказа­ний.

А если говорить локально о наших проблемах на территории республик СНГ, то по своим пер­спективам у нас намного боль­ше потенциальных возможнос­тей выйти из уже имеющегося кризиса, чем, например, у США из того кризиса, к кото­рому они уже подошли вплот­ную.

Мы вполне самодостаточ­ны, конечно, если рассматри­вать потенциал сбалансированных от­ношений в пределах всей территории СНГ. В этом случае возможен выход из кризиса на вполне совре­менный и перспективный уровень развития.

В отдельных республиках тоже есть достаточно возможностей (например, в России, Украине, Бела­руси) для стабилизации и выхода из кризиса своими силами. Но в этом случае уровень стабилизации и его перспективные возможности будут значительно ниже.

– С чего, на Ваш взгляд, можно было бы начать такую стабилизацию и выход из кризиса?

– С наиболее простого и в то же время объективно необходимого – осмысления ситуации. И прежде все­го - на уровне анализа, переосмысления, принятия социально допустимых, устраивающих всех в первом приближении, новых ориентиров.

Осмысление как первый шаг. Пока такого осмыс­ления нет. Ни у одной партии, ни у одного движе­ния. В лучшем случае, есть декларативные и ничем серьезно не подкрепленные обещания.

В среднем случае – это ностальгия за недавним прошлым и позиция стойкого сторонника этого пе­риода по принципу "умираю, но не сдаюсь". Но тоже без конструктивного видения будущего.

Худший вариант – это деструктивные процессы. Как ни странно, здесь наиболее активны правые национал-патриоты, которые под лозунгами возрождения" реально ведут к настоящему вырождению именно того народа, который они так активно берут­ся спасать. Здесь также нет объективного осмысле­ния. Есть инерция реванша образца 1933-1945 гг. и нео-западнофильство – псевдоразвитие путем подра­жания.

Так что объективного осмысления пока нет в тех силах, которые заявили о себе сейчас офи­циально на политическом олимпе.

Максимум объективизации пока идет на уровне сиюминутного настоящего при "темной" дележке между сильными мира сего материальных ценностей (при полном игнорировании, по сути, цен­ностей духовных, моральных).

После осмысления – второй шаг: анализ глобаль­ных мировых тенденций, в пределах которых только и возможны локальные самореализации отдельных государств и народов.

На этом этапе при его понимании отпадет целый ряд декларируемых, возможно, приятных для глаза и уха, но физически не реализуемых проектов и про­грамм, на которые так щедры многочисленные пар­тии и движения. И исчезнет повод для 90% дискус­сий – в виду их явной несостоятельности, даже на уровне самой постановки вопроса.

Например, прежде чем спорить о Конституции и ее содержании, а почему бы не ответить на вопрос: при каких необходимых условиях Конституция как элемент социальной технологии, в принципе, будет функционировать вне зависимости от того, хорошая она (и для кого?) или плохая?

Законы развития социальных систем говорят о том, что в "смутные времена", то есть в зонах кризисного развития, правовые нормы, в частности и Конституция физически не реализуемы как социальные технологии. Так стоит ли воевать за эти нормы именно в период “смутного времени”?

Для этого же периода и вообще на уровне соци­альных процессов не действует логика жесткого де­терминизма, на которой базируется вся классичес­кая наука и сформирован стереотип мышления по­давляющего числа людей; Особенно среди индуст­риально развитых стран.

Принцип детерминизма в методологии третьего по­коления уже включен как простейший частный слу­чай более общего принципа – системной взаимообус­ловленности. Следствиями из этого нового принци­па является то, что в реальности причина и следст­вие могут меняться местами, а правд и истин может быть одновременно много даже для одного и того же объекта.

Здесь мы подходим к важнейшему условию, вы­полнение которого необходимо для того, чтобы ука­занные первые два шага были успешными.

Это условие – формирование нового мышления у тех, кто должен или хочет сделать эти первые шаги. А также поиск, подбор и подготовка людей, потен­циально способных по своим личным, например, ин­теллектуальным и нравственным данным, сделать этот шаг. Именно в переходные периоды, в кризис­ных условиях нужны те кадры, "которые решают все". Этот лозунг сейчас актуален, как никогда.

– Каковы же особенности этого нового мышления, где брать и как готовить подобные кадры?

– Новое мышление – это одно из условий, позволяющих шагнуть в XXI век с его проблемами и перспективами и выйти из глобального мирового кризи­са. Суть проблемы: сейчас во всех направлениях де­ятельности человечества доминируют интеграцион­ные процессы, и именно им по фор­ме и по сути должен соответст­вовать новый тип мышления че­ловека будущего. При отсутствии такого соответствия будущее неумолимо отторгнет таких людей, этносы и государства в силу дисгармоничности в их процессах развития и их противоречия с доминирующей тенденцией к гло­бальной интегративности. Без такого соответствия нельзя решить экологическую проблематику, а она определяет: жить или не жить человеку на планете в XXI веке. Не решить задачу информатизации, а без нее отставшие государства не выйдут в постиндуст­риальный период развития. Точно так же с задачами гуманитаризации, компьютеризации, объединения рыночного пространства и так далее.

Для всего этого объективной предпосылкой явля­ется наличие нового мышления, необходимого хотя бы для того, чтобы осмысливать подобные процессы и, понимая их, не отстать и не быть раздавленными колесом времени, которое нельзя остановить, но можно необратимо отстать от него и, выпав из про­цесса, уйти в небытие.

Основные свойства нового мышления ясно видны из сути перечисленных выше явлений, согласно ко­торым человек будущего, понимая и реализуя интег­рационные тенденции, должен и сам быть с интегра­ционным мышлением. Технологически это означает, что от узко дифференцированной позиции конкрет­ного узкого специалиста необходимо переходить на позиции универсализации, работы со смежными и даже противоположными специальностями, не теряя при этом высокого профессионализма. Такое требо­вание можно выполнить только на основе расшире­ния сознания, придания ему междисциплинарного виденья. А это, в свою очередь, требует серьезной реконструкции в системе образования и переподго­товки кадров, а также отбора тех, кто потенциально способен к успешному решению задачи расширения сознания и перехода на позиции синтетического ви­дения мира.

Это сверхсерьёзная проблема, от решения кото­рой зависит выживание нации и существенно зави­сят темпы продвижения вперед.

Конкретный пример. Массовые теледебаты и пар­ламентские шоу-дискуссии (практически одинаковые во всех постсоветских республиках) явно показыва­ют, что людей с подобным типом мышления катаст­рофически не хватает в высших эшелонах власти.

Говорю это профессионально, с полной ответст­венностью, на основе личных наблюдений.

В силу сказанного ясно, что люди с таким несоот­ветствием, а тем более – социально активные, ста­новятся преградой на пути общественного развития, порой сами не подозревая об этом.

Это уже сейчас важнейшая национальная общего­сударственная проблема. Без ее решения (незави­симо от вида государственного устройства, консти­туции, символики и т.д.) принципиально ничего дви­жущегося вверх, к выходу из кризиса, сделать нель­зя.

Ничего. Это нужно понять, принять и ужаснуться этому, как встрече с глазу на глаз с собственной смертью. Именно так. Время течет, как кровь из со­циального организма, и перебинтовать эти раны мо­жет только конструктивная деятельность людей но­вого типа с перспективно-синтетическим видением будущего. Все остальные – это либо социальные могильщики, которые себе и дру­гим копают яму, либо их жертвы, участвующие на собственных по­хоронах.

Первыми эту проблему поняли в развитых странах Запада и, не имея возможности решить ее собственными силами, стали ре­шать ее за счет других стран. В первую очередь – за счет наших стран, тотально скупая интеллектуалов, передовые техно­логии, интересуясь проблемами молодежи, поиска­ми одаренных детей и взрослых, различными кон­курсами по всем направлениям деятельности и гло­бальному сбору любых идей, людей и проектов, име­ющих хоть какую-нибудь ценность для настоящего и будущего их стран. Это необратимые потери. Если критическая масса этих потерь будет превышена, по­лучим летальный исход и зону деинтеллектуализированного пространства с вымирающими человекопо­добными существами. Из обезьяны пока человека сделать не могут, а вот из человека можно сделать, и обезьяну, и другое животное, что мы уже демон­стрируем на практике, опережая хоть в этом са­мые передовые теории.

– Так есть ли реальный выход?

– Да, есть. Не все так мрачно. Не все же хотят умирать. Находятся те, кто задает себе вопрос: что делать? Ищут ответ и реализуют его сами по прин­ципу: спасение утопающих – дело рук самих уто­пающих.

Мне как раз довелось встречаться именно с та­кими людьми и на Украине, и в России, и в Бела­руси, где осознанно, а где методом проб и оши­бок эти люди на своем уровне решают задачу ин­теллектуализации, ищут выход и уже даже само­организуются. Это хороший признак. Процесс по­шел. Это дает обоснованную надежду. Это – свет в конце тоннеля и реальное движение к выходу из кризисной зоны.

– Вы можете назвать хоть один пример подоб­ного самосознания и движения у нас в Украине?

– Да. И мне приятно сделать это, а то все такие мрачные перспективы в нашем диалоге. Например, в Чернигове, после проведенного мною цикла лек­ций по теме Нового Универсума, группа инициатив­ных слушателей создала по указанной выше техноло­гии Центр гражданских инициатив "Северная звезда" (координатор Центра -- И.Г.Ральченко) – см. газету "Черниговский полдень", №33 от 13 августа 1998 г.

И в Днепропетровске я уже прочел первый цикл лекций по тематике Нового Универсума. Это также вызвало аналогичную реакцию в довольно широ­кой и высокообразованной интеллектуальной сре­де города. Думаю, что конструктивный настрой, высокий духовный и интеллектуальный потенциал города приведет к тому, что и здесь наша встреча не закончится взаимными комплиментами в области высокой теории, но перейдет в кон­кретные шаги организационно-прикладного характера. Твердо и уверенно могу сказать, что все предпосылки (людские, ресурс­ные, социальные и информационные) в Днепро­петровске есть для создания подобного центра. А мой приезд только ускоряет этот процесс.

– Есть ли шансы успешного развития такого про­цесса самореализации в названном Вами центре, и что требуется от властей для его поддержки?

– Это продуктивный вопрос. Да, все шансы есть. В особо сложных условиях смутного времени, войн и кризисов всегда ярко проявлялась тенденция к самореализации у всех народов. Особенно у сла­вян на территории Восточной Европы – от Алек­сандра Невского и Минина и Пожарского до парти­занского движения в годы Отечественной войны. Было очень трудно, но мы выжили. Это и есть тот самый феномен славянской души, о непостижимо­сти которого говорит весь западный мир. Непости­жимо для них, но это наша отличительная суть и основа нашей жизни. Это обоснованный вывод и продукт анализа из моих личных наблюдений. А это дает реальную надежду на выздоровление со­циума и начало движения вперед.

Что требуется в качестве поддержки? Знаете, процесс и так пойдет. Просто пришло время. Но скорость этого процесса будет зависеть от внима­ния и реакции официальных властей. Кто они – ре­трограды или люди, которые искренне хотят сде­лать лучше; думают только о себе, или всеобщее благо для них не пустой звук?

Реальная помощь всегда инициативна и не тре­бует воплей о помощи и просьб. И такие инициа­тивные люди как среди администрации, так и сре­ди людей бизнеса есть и в наше время. Есть они и в Днепропетровске. Думаю, что они не останутся безучастными к идее создания и функционирова­ния подобных центров.

– В случае положительных откликов, готовы ли Вы реализовать свои инициативы на практике, или это останется только на уровне добрых намерений и пожеланий?

– Сегодня инициатива – это то, что соответст­вует конструктивно-технологическому принципу: критикуя – предлагай, предлагая – делай. Я раз­деляю этот принцип и реализую его на практике во всех своих предложениях и начинаниях. И сейчас, и в течение всей моей предшествующей жизни. Таким же собираюсь оставаться и впредь.

Хочу пожелать Днепропетровскому региону ус­пехов, процветания и благополучия. Общими уси­лиями мы сделаем нашу жизнь лучше. Ведь мы достойны этого.

До новых встреч.


 


comments powered by Disqus

наверх


 
 
                 Разработано yans.ru