Систем. деятельность   Кибернетический аспект политической реформы
Кибернетический аспект политической реформы

КИБЕРНЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕФОРМЫ

 

А. Н. Малюта, А. Н. Михалёв

 

В статье рассмотрены принципиально новые концептуально-понятийные основания, базирующиеся на понятии уровня системной организации, приемлемые для продуктивной реализации задач управления сложными социальными процессами и способствующие их физической реализуемости.

 

 

Общая постановка проблемы. За весь перестроечный период, особенно в последнее время, наиболее остро проявила себя проблема политической реконструкции как общества в целом, так и системы государственного устройства и управления в частности.

Эта острота продиктована тем, что указанная проблема так и не была решена окончательно. Причем, конструктивного решения не было не только на уровне реализации, но даже и на уровне анализа сути проблемы, ее понимания, постановки задачи и анализа условий реализуемости предлагаемых вариантов.

Сбои и несостоятельность в решении указанных аспектов привели к обострению проблемы в целом, что существенно повысило ее актуальность и усложнило процедуру решения. Затягивание процесса лишь усилило степень хаотизации как на уровне реальной ситуации в обществе, так и на уровне теории, разрабатывающей стратегические варианты становления и развития отечественной государственности.

Недостаточность понимания проблемы в свою очередь, привела к принципиально неверным действиям в расстановке акцентов и выборе приоритетов на уровне постановки задачи и при поиске путей ее решения. И то, и другое при этом обуславливалось отнюдь не ясностью и общностью целей политического, государственного и экономического строительства, а планово-корпоративными интересами и амбициями отдельных лидеров. А все это вместе умело корректировалось и направлялось в требуемом направлении внешними геополитическими силами, которые, естественно, проводили такую деятельность со своими целями и в своих интересах [4].

 

В результате этого:

1. Наблюдается отсутствие необходимой информационной полноты, требуемой для принятия стратегического решения в задачах общественного строительства, в том числе политической реконструкции общества.

2. В силу первого пункта становится невозможным решение задачи современного ситуационного анализа, который бы адекватно отображал реальное положение дел.

3. Нерешенность задачи адекватности не позволяет дать четкий ответ на вопрос о местонахождении страны (по исследуемым аспектам) в геополитическом мировом пространстве, заменяя это понимание и оценку воображаемыми (на уровне желания и политической конъюктуры) картинами. Особенно болезнен этот процесс у отечественных политических сил и группировок правой ориентации.

4. Совокупность трех перечисленных выше факторов, рассматриваемых как предварительное условие для понимания и постановки проблемы, требуют современного пересмотра существующих формулировок проблемы и изменения отношения к ней как на уровне теории, так и на уровне реальной практической деятельности.

5. В силу особой социальной важности и судьбоносного характера задачи выбора пути общественного развития, устройства политической системы и расстановки приоритетов, особое значение приобретают вопросы реализуемости, контроля и управления процессами, связанными с указанной проблематикой.

 

Анализ последних достижений и публикаций по указанной проблематике практически отсутствует по тем же причинам, которые указаны выше. Действительно, если нет достижений, то невозможен и их анализ. Можно констатировать, что информационно-интеллектуальная ниша по глобальной проблематике, концептуальным основам, современным парадигмальным подходам, стратегическим вариантам и сценариям по сложной и социально значимой тематике практически не заполнена на отечественном уровне. Причем такая ситуация характерна не только в сфере правительственного и государственного уровня, но даже и в большинстве существующих партий, одни из которых просто молча обходят подобную тематику стороной, а другие вообще уверяют, что они идеологией заниматься не будут (!), а будут решать только важные практические задачи, в числе которых эти же партии называют задачу разработки идеологии построения государства. Как говорится, комментарии излишни.

Стратегический информационный вакуум не пустует: он полностью заполняется огромным количеством статей, отображающих частные, конкретные варианты, проблемы, методики и решения, которые сами по себе логичны и вроде бы правильны, но совершенно не стыкуемы друг с другом как мозаичные элементы из разных картин.

В дополнении лишь сошлемся на некоторые источники, конкретизирующие и уточняющие описанную картину и позволяющие нам обосновать необходимость в выделении и первостепенной важности того аспекта, который мы будем рассматривать в качестве основной цели проводимого изложения. [1; 2; 7–10; 12].

Попутно отметим, что в Украине до сих пор внятного и вразумительного взгляда по линии политической реформы общества нет даже на уровне ориентировочных парламентско-правительственных решений, а о конкретной практике и говорить нечего.

В силу сказанного, учитывая сложность и многогранность сформулированной проблематики, наличие приоритетов и ограниченность статейного изложения, выделим из всего изложенного кибернетический аспект, раскрытие содержания которого будем рассматривать как основную цель данной статьи. Прежде чем начать изложение основного материала, прокомментируем и поясним эту цель.

Кибернетический аспект подразумевает анализ и общее исследование указанной проблематики с позиций кибернетики, общей теории управления, системного подхода и новых информационно-интеллектуальных технологий, пригодных для решения сложных задач, связанных с процессами общественного развития [1; 3; 5–7; 11; 12].

Изложение основного материала. Процедура управления и контроля тесно связаны друг с другом. Управление результативно (по целям и затратам на реализацию) только тогда, когда есть возможность контроля и оценки ситуации в любой момент процесса управления. Контроль и оценка ситуации являются необходимыми составляющими в исходной информации, предваряющей и предопределяющей принятие любого решения.

 

Задачи управления и контроля могут быть проведены только при определенных условиях, наличие которых является необходимым фактором, позволяющим решить эту задачу с требуемой точностью и эффективностью.

В данном изложении обращается внимание на:

1. Теоретические предпосылки и закономерности, связанные с процессами контроля и управления, и обуславливающие саму процедуру их проведения.

Такие закономерности будем рассматривать как теоретико-методологическую составляющую необходимого фактора.

2. Особенности объекта, подлежащего управлению и контролю. В данной статье делается акцент на процессах государственной политики и вариантах общественного устройства. Оба объекта относятся к числу наиболее сложных процессов и явлений как с точки зрения их теоретического исследования, так и с позиций их практической реализуемости.

3. Анализ реализуемости необходимых условий в реальной практике. Этот аспект будем рассматривать как ресурсно-практическую составляющую фактора необходимости.

В любой задаче есть необходимые и достаточные условия для ее постановки и нахождения требуемого решения. Именно с этих позиций здесь рассматривается то, что названо нами необходимым фактором.

Три указанных пункта являются ключевыми моментами, необходимыми для полного и правильного понимания постановки и оптимальной реализации задачи политической реконструкции как государственного механизма, так и процесса общественного развития в целом.

 

Рассмотрим эти ключевые моменты в порядке, указанном выше.

Базовым теоретическим положением, указывающим на условия, необходимые для осуществления процесса управления, является теорема Эшби об управлении [11]. В упрощенном изложении, ее суть сводится к следующему:

для того, чтобы регулировать процесс и управлять им, необходимо, чтобы степень разнообразия регулятора была больше степени разнообразия управляемого процесса.

Анализ содержания этой теоремы по сути, степени ее обоснованности, аргументированности и попытки учета на практике ее положений как руководства к действию, вызывают ряд затруднений, которые мы сформулируем здесь в виде следующих вопросов:

1. Что такое степень разнообразия регулятора и управляемого процесса?

2. В чем и как может оцениваться либо измеряться степень разнообразия вообще и в конкретных предметных областях в частности, например, социально-политических процессах?

3. Как можно и можно ли сопоставлять или сравнивать степень разнообразия разнокачественных объектов, процессов и явлений?

Эти и аналогичные им вопросы, особенно при решении конкретных задач, делали теорему Эшби труднопонимаемой по ее глубинной сути и почти не реализуемой на уровне расчетно-осознанного применения ее выводов на практике.

Указанные затруднения были успешно преодолены на основе теоретических положений инвариантного моделирования и теории гиперкомплексных динамических систем (ГДС), где вводится понятие уровня системной организации, даются более общие, чем теорема Эшби, описания и обоснования условий управляемости, контроля, оценки пригодности методологических, прогностических и модельных техник, алгоритмов и методологий для их применения в конкретных задачах, а также указывается способ качественной и количественной оценки нововведенных понятий и определений [5; 6].

 

В частности, вводится семь уровней системной организации. Из них один начальный или нулевой, а шесть остальных – продуктивно-деятельностные.

Назовем их, нумеруя в соответствии со сделанными замечаниями:

0. Нулевой уровень – это состояние хаоса или, согласно теории ГДС, состояние системообразующей среды.

В этом состоянии ничего конкретного и закономерно обоснованного сказать об объекте или явлении нельзя. Можно дать только общую характеристику исходных данных и ресурсных возможностей.

1. Первый уровень, иначе называемый элементарным, из названия которого выплывает его суть.

На этом уровне уже можно четко и определенно говорить о наличии и свойствах элементов рассматриваемого объекта или явления, о его составе.

2. Второй, или динамический уровень системной организации, соответствующий такому уровню системного развития, когда уже явно видно присутствие межэлементных отношений динамики взаимодействий.

3. Третий уровень, часто называемый уровнем структуризации. Это состояние объекта, в котором явно выделены и устойчиво существуют группы элементов с устойчивыми межэлементными связями. При этом основной функцией структуры является упрочнение, консервация, арматуризация системы.

4. Уровень целостности характеризуется эмержентными особенностями, важнейшим из которых является появление в системе принципиально новых качеств, наличие которых вообще не могло быть реализовано или проявлено на всех предыдущих уровнях.

5. Иерархический уровень системной организации. В объекте, процессе или явлении увеличивается сложность по вертикали – появляются явно идентифицируемые два или более иерархических уровня, соотнесенные между собой. Соотнесенность определяется взаимной вложенностью друг в друга элементов или составляющих системы [5].

6. Демиургический уровень. Характеризуется полной системно-деятельностной самодостаточностью объекта. Например, на уровне социальной практики – это самодержавный (в смысле – держащий себя сам) способ общественного бытия, включающий в себя стационарное состояние, развитие и другие фазы процесса самореализации.

Введение уровня системной организации происходило как на уровне теоретического понятия, так и на уровне руководства к действию в конкретных условиях социальной практики.

Естественно, что нововведенное понятие могло быть реализовано только при наличии методологической инфраструктуры поддержки функционирования проведенного нововведения. Такой инфраструктурой методологической поддержки в наших исследованиях и практике являлись закономерности излагаемые в теории ГДС: основной закон ГДС, принцип дополнительности, принцип системной реализации, принцип иерархического соответствия и другие фундаментальные положения.

Все выше перечисленное прошло не только научно-теоретическую проверку, но и подтвердило свою эффективность в условиях реальных практических действий.

Как показали результаты наших исследований, предлагаемый подход, базирующийся на инвариантном моделировании и теории ГДС, может быть обобщен до уровня философской методологии, носящей универсальный характер. Такая новая методология философского уровня общности была получена и названа «Новый Универсум». На ее основе, в частности, была создана отечественная философская школа, называемая (в западной традиции) Школой академика А. Малюты, а в нашей практике получившая название – Международная школа «Новый Универсум».

В частности, в рамках этой Школы проходит не только преподавательская деятельность, но разрабатываются и реализуются конкретные проекты такие как: «Первая геополитическая гражданская инициатива», «Наука – 2000», «Русская игра» и так далее.

 

Универсальный характер «Нового Универсума» снял и успешно решил все три сформулированных выше вопроса, связанных с управлением и контролем и дал на них утвердительные ответы:

1) степень разнообразия, как оценочная характеристика, может быть продуктивно заменена более общим понятием системной организации;

2) понятие системной организации может быть оценено на всех его уровнях: числом (по абсолютной величине), относительными единицами и процентами.

Это делает нововведенное понятие и его оценку универсальными и пригодными для его применения для любых объектов, явлений и процессов независимо от их иерархической сложности и качественной разновидности, что позволяет решить задачу сравнения произвольных объектов различного уровня системной сложности.

Общие выводы и перспективы дальнейшего развития.

1. Кибернетический аспект, в виде введенных в теорию и практику понятий уровня системной организации и его инфраструктуры методологической поддержки (закономерности теории ГДС), создали предпосылки для развития теории кибернетики и информатики в целом в области исследования процессов управления, а также создали аргументированные основания для устранения существующих затруднений в ходе решения практических задач. В частности, при решении наиболее сложных задач в общественной практике – реструктуризации политической системы и разработке перспективных сценариев общественного развития, ориентированных в будущее.

2. Появление возможности проводить оценку на уровне социальной практики, возможность построения новых информационно-интеллектуальных технологий и алгоритмов средствами теории ГДС, Инвариантного Моделирования и философии Нового Универсума, являются достаточными основаниями для перехода не только в теории, но и в практике на уровень конкретной проектной деятельности. При таком обеспечении, как показывают наши натуральные эксперименты, существенно (примерно на порядок) возрастает эффективность выполняемых работ, их прогнозируемость, уменьшаются ресурсозатраты и открываются принципиально новые перспективы как общественного, так и личностного развития, направленного в третье тысячелетие.

 

 

 

 

1. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. – СПб.: Питер Ком, 1999.

2. Ансофф И. Стратегическое управление / Пер. с англ. – М.: Экономика, 1989.

3. Богданов А. А. Тектология.Всеобщая организационная наука. – М., 2003.

4. Боголюбов Н. Тайные общества XXI века. – М.: Вера, 2003.

5. Малюта А. Н. Введение в практику инвариантного моделирования. – Чернигов: Северная

Звезда, 1999.

6. Малюта А. Н. Система деятельности. – К.: Наукова думка, 1991.

7. Малюта А. Н. Социальная практика инвариантного моделирования // Национальная бе-

зопасность и геополитика России, 2000, №5. – С. 109–111.

8. Малюта А. Н. Шанс на жизнь. // Бизнес и политика, 1998, №12. – С. 11–12.

9. Могерний С. Про питання про постіндустріальне суспільство // Єкономіка України, 2002,

№9. – С. 52.

10. Україна – 2010. Конспект програми стратегічного розвитку. // Урядовий Кур`єр, 1999,

№71. – С. 10–12.

11. Эшли У. Р. Введение в кибернетику. – М., 1959.

12. Янг С. Системное управление организацией. – М., 1972.

 

 


comments powered by Disqus

наверх


 
 
                 Разработано yans.ru